Первые международные курсы по ветеринарной микологии
Thursday, 16 January 2014

Image

Дефицит специалистов-микологов – проблема не только российского, но и международного масштаба. А раз нет специалистов, то, соответственно, нет и диагностических лабораторий, способных компетентно выполнять микологические исследования. Такая ситуация сложилась во многих странах, о чем говорилось в, т.ч., и на последнем Международном Ветеринарном Конгрессе в Праге.

Несмотря на очевидность проблемы, лишь недавно она попала в поле зрения ISHAM – Международного общества по медицинской и ветеринарной микологии, наиболее авторитетной научной организации в этой области науки. ISHAM существует уже десятки лет, но только в 2011 г. была создана специализированная Рабочая группа по ветеринарной микологии (ISHAM VMWG), объединившая специалистов по грибковым инфекциям животных. Именно благодаря активной деятельности этой организации, в 2013 г. впервые в мире были проведены Международные курсы по ветеринарной микологии, ставшие действительно этапным событием.

Местом проведения курсов организаторы избрали Университет Радбоуд (St. Radboud University) в г. Неймеген - самом старинном городе Нидерландов. Старинные здания, увитые плющом, здесь соседствуют с ультрасовременными учебными корпусами. Благодаря демократичной атмосфере, каждый из слушателей мог непринужденно и без всяких формальностей пообщаться с любым из лекторов, которые в большинстве своем были учеными-микологами с мировыми именами. В целом, на курсы пригласили 17 лекторов из 8 стран мира. При этом, слушателей курсов было всего 16 (число мест строго ограничели): это представители из Японии, Бразилии, Австрии, Франции, Швейцарии, Италии, Норвегии, Чехии, Румынии, Индии, Индонезии и Австралии. Россию представили два сотрудника Лаборатории ветеринарной микологии ФГБУ «ВГНКИ» (ред.: автор данного материала – в их числе.

Image

Программа курсов была очень насыщенной: в первой половине дня читались лекции, после обеда проходили практические занятия. Конечно, большая удача для любого миколога – побывать на лекциях таких светил как проф. René Chermette, проф. Jacques Guillot, проф. Matthew Fisher. Несколько лекций представил проф. Sybren de Hoog – автор наиболее полного на сегодня определителя клинически значимых грибов Atlas of Clinical Fungi, бесценной книги для микологической лаборатории. По его мнению, ветеринарная микология – самая недооцененная область и микологии, и ветеринарии, которую в ближайшие годы ожидает бурное развитие. Действительно, на фоне многочисленных научных публикаций, конгрессов и конференций по медицинской микологии, ветеринарная микология смотрится гораздо бледнее.

Image


Программа теоретической части курсов затрагивала практически все аспекты ветеринарной микологии, начиная с азов систематики и физиологии грибов и заканчивая фармакокинетикой противогрибковых препаратов. В лекциях были обобщены самые современные научные данные по насущным проблемам ветеринарной микологии – дерматофитозы (д-р Andrea Peano, Италия), малассезиозы (проф. Jacques Guillot, Франция), аспергиллез (проф. Pascal Arné, Франция), микотоксикозы (д-р Elena Piecková, Словения). Эти заболевания, конечно, хорошо знакомы российским ветеринарам, однако уровень информированности и подходы к проблеме конечно разнятся.

Грандиозный прогресс в области молекулярно-генетических методов, конечно же, коснулся и микологии. Молекулярные методы используются для точной видовой идентификации грибов, для определения филогенетических связей, для таксономических целей. Однако у прогресса есть и обратная сторона, на что обратил внимание в своих лекциях проф. S. de Hoog. С помощью молекулярных методов чуть ли не еженедельно описываются все новые виды грибов, причем, в большинстве своем близкородственных. Например, если раньше было известно 4 клинически значимых вида рода Cladosporium, то сегодня методом мультилокусного секвенирования внутри этих видов идентифицировано уже несколько десятков новых видов. Конечно, с точки зрения прикладной микологии такое дробление явно избыточно. Поэтому был введен таксономический термин «комплекс», например «комплекс Cladosporium herbarum». Т.е. сохраняются старые видовые названия, однако подразумевается, что данный таксон на самом деле включает в себя несколько генетически отличных видов. Виды грибов рода Aspergillus также оказались генетически разнородными, и «классические» виды теперь получили статус «секции». Например, вид Aspergillus fumigatus получил статус «Aspergillus секция fumigatii». Схожая ситуация генетического «дробления» наблюдается у других видов клинически значимых грибов. Из-за этого остро встает вопрос микологической номенклатуры, и в настоящее время он активно обсуждается в научном сообществе.

Image

Сегодня многие лаборатории оснащаются высокотехнологичным оборудованием для идентификации микроорганизмов – как по биохимическим свойствам (автоматические анализаторы), так и по молекулярным (секвенаторы, масс-спектрометры MALDI-TOF и др). Бесспорно, такая идентификация на порядок точнее, нежели традиционные лабораторные методы. Но насколько существенны эти преимущества с практической точки зрения? Зачастую врачей ставят в тупик экзотические названия микроорганизмов, получаемые из лабораторий. Причем не редкость, что некий «новый» вид, определенный автоматически – синоним или близкородственный вариант «классического» возбудителя.

Очень показательно, что в серьезных микологических лабораториях не спешат закупать дорогостоящее оборудование и упразднять традиционные методики диагностики. Молекулярные методы не идеальны, хотя и стали гораздо доступнее в последние годы. Необходимо учитывать, что даже секвенирование отнюдь не всегда способно определить вид гриба. При этом, открытые базы данных, используемые для интерпретации «сиквенсов», содержат много недостоверной информации. Технология MALDI-TOF только начинает активно внедряться в микологии, но уже сейчас обнаружились недостатки данной методики применительно к грибам (не считая дороговизны этого анализа).

Вместе с тем, как было отмечено в лекции д-ра Willem Melchers, в ряде случаев молекулярные методы могут оказаться незаменимы. Это касается грибных патогенов, которые не могут быть выделены на питательных средах, возбудителей системных микозов, а также новых и редких возбудителей. С помощью ПЦР возбудитель может быть обнаружен в биологических жидкостях, даже если присутствует там в незначительных количествах (кровь, спинномозговая жидкость и т.д.) Большой интерес представляют пан-фунгальные диагностические системы, ориентированные не на один вид, а на широкий спектр возбудителей.

В целом, можно сделать вывод, что лучших диагностических результатов позволяет добиться разумное комбинирование традиционных и молекулярных методов исследований. По-прежнему ведущим фактором остается профессионализм специалиста-миколога, т.к. важно не только обнаружить гриб и правильно его идентифицировать, но и грамотно интерпретировать его клиническую значимость.

Еще одна тенденция – возросшее внимание специалистов к микозам диких животных, которые способны влиять и на благополучие человека. Этому вопросу, в частности, была посвящена лекция проф. Matthew Fisher. Дикие животные являются природным резервуаром ряда высокоопасных грибных патогенов человека. Например, бамбуковые крысы – резервуар вида Penicillium marneffii, являющегося одним из самых важных эмергентных возбудителей микозов у человека.

В последние годы среди диких амфибий отмечены вспышки микозов, вызываемых грибами-хитридиомицетами (в основном, видом B. dendrobatidis). От этого заболевания вымирают целые популяции лягушек и жаб в дикой природе. Причем, инфицированные лягушки могут быть пойманы с пищевой целью и отправлены на продажу в другие страны. Таким образом, возбудитель может распространяться на тысячи километров.

Также тему микозов в дикой природе затронул д-р Amir S. Seyedmousavi. Феогифомикозы – группа заболеваний, вызываемых темно-окрашенными меланизированными грибами (феогифомицетами). В последнее время они всё громче заявляют о себе как в ветеринарной, так и медицинской микологии. В дикой природе феогифомицеты вызывают вспышки микозов среди морских коньков, рыб, жаб, черепах. Некоторые из восприимчивых видов являются промысловыми, например мидии и крабы. Пораженные грибами животные могут представлять опасность для заражения человека.

Image

Грибковые заболевания представляют большую проблему для популяций летучих мышей, чему была посвящена лекция д-ра Gudrun Wibbelt. Грибковое заболевание, известное как «синдром белого носа», изначально было обнаружено в Америке. Это летальный микоз, поражающий летучих мышей во время зимней гибернации (спячки). Колонии животных, где обнаруживается грибковый возбудитель, резко сокращаются. Совсем недавно появились сообщения об обнаружении заболевания на территории Европы.

В отечественной ветеринарной микологии проблема микозов среди диких животных вообще не стоит на повестке дня. Вместе с тем, как мы можем видеть, грибковые болезни влияют на благополучие популяций животных в дикой природе, на сохранность биоразнообразия планеты, на инфекционное благополучие человека, и даже - на пищевую безопасность.

Большое внимание было уделено эндемичным возбудителям, распространенным в определенном регионе или климатической зоне. Однако в последнее время эндемичные виды грибов встречаются в несвойственных им областях. У некоторых видов расширяется ареал, другие виды заносятся искусственным путем. В Европе отмечен всплеск заболеваемости «экзотическими» микозами среди кошек и собак. Это связано с тем, что владельцы стали чаще брать питомцев в путешествия в экзотические страны, где те, в свою очередь, инфицируются не менее экзотическими возбудителями. Поэтому в современных условиях ветеринарный миколог должен иметь представление обо всем разнообразии микозов, в т.ч., и несвойственных данному географическому региону.

Среди такого рода микозов следует выделить споротрихоз, фитоз (питиоз), пневмоцистоз, криптококкоз. Проф. René Chermette подчеркнул, что криптококкоз – самый распространенный системный микоз у кошек в европейских странах. Наиболее характерная клиническая форма – риносинусит. Возбудитель Cryptococcus neoformans зарегистрирован во многих странах мира, однако в РФ до сих пор не был обнаружен. В нашей собственной лабораторной практике в этом году был клинический случай, подозрительный на криптококкоз, однако не подтвержденный культурально. Логика событий подсказывает, что в ближайшем будущем отечественным ветеринарам все же придется познакомиться с этим заболеванием.

Проф. Jacques Guillot обратил внимание на тесную взаимосвязь заболеваемости микозами у людей и животных. Причем, это касается не только всем известных дерматофитозов. Так, при споротрихозе животные также могут являться источником заражения человека. Недавние вспышки этого заболевания в Бразилии у людей были ассоциированы с возросшей заболеваемостью среди кошек. Вспышки криптококкоза среди людей в Канаде и США также сопровождались ростом заболеваемости среди кошек. При этом считается, что криптококкоз от животного к человеку не передается.

Еще один вызов времени – появление действительно новых видов грибов, патогенных для животных. Характерный пример – вид Aspergillus felis, возбудитель рино-орбитальной инфекции, клинически напоминающей криптококкоз. Также недавно был описан новый вариант гриба-дерматофита – Trichophyton mentagrophytes var. parcellae. На практических занятиях слушателям демонстрировали культуру этого вида – морфологически она практически неотличима от Microsporum canis. Однако при микроскопии культуры отсутствуют споры, по которым можно было бы определить видовую принадлежность. В настоящее время этот новый вид распространился, в частности, во Франции, и не исключено, что скоро заявит о себе и в России.

На курсах была подробно освещена проблема использования в ветеринарной практике химиотерапевтических противогрибковых препаратов. В европейских странах лишь несколько системных антимикотиков официально допущены для применения в ветеринарии. Так, во Франции позаконазол разрешено применять для собак, итраконазол – для кошек, и кетоконазол – для собак. Спектр антимикотиков местного действия несколько шире. Врачи сталкиваются с общей проблемой – при необходимости применять медицинские антимикотики на свой страх и риск (например, флуконазол для лечения криптококкоза). Разумеется, необходимо учитывать побочные действия антимикотиков, их дороговизну и длительность лечения. Очень интересный подход к противогрибковой терапии изложил Amir S. Seyedmousaviиспользование эффекта синергии антмикотиков различных групп, ориентированных на разные мишени. Такой эффект, в частности, обнаружен у вориконазола (класс азолов) и анидулафунгина (класс эхинокандинов). Недавние исследования подтвердили перспективность данного подхода к противогрибковой терапии.

Также был затронут еще один важный аспект противогрибковой терапии – возросшее количество высокоустойчивых штаммов грибов. По данным проф. Paul Verweij, в медицинской практике чаще стали встречаться возбудители, резистентные к современным антимикотикам азолового ряда. Причем, полирезистентные штаммы обнаруживаются у пациентов, ранее не подвергавшихся противогрибковой терапии, т.е., в организме резистентность развиться не могла. Как показали исследования, даже во внешней среде (почва и т.д.) обнаруживаются штаммы грибов, проявляющие резистентность к азолам. Каким образом в этих штаммах смогла развиться резистентность? Причиной этого, как оказалось, является широкое применение немедицинских азолов в сельском хозяйстве. Как известно, азолы изначально разрабатывались как гербициды, и их противогрибковая активность является, так сказать, «побочным эффектом». Лишь несколько препаратов азолового ряда используется в медицине, а большинство применяется в сельском хозяйстве для защиты растений от вредителей. Таким образом, грибы во внешней среде контактируют с азолами, что запускает у них механизм образования резистентности. Такой гриб попадает в организм человека или животного, уже имея в себе мутации невосприимчивости, что крайне усложняет эрадикацию такого возбудителя. Очевидно, что эта проблема актуальна как для медицины, так и ветеринарии, и вероятно она будет обостряться в дальнейшем.

В этой связи понятен интерес, проявляемый к альтернативным средствам противогрибковой терапии. Большие перспективы открывает применение иммунобиологических препаратов – вакцин и иммуномодуляторов. Это направление сейчас интенсивно разрабатывается в медицинской микологии, предлагаются вакцины и иммуномодулирующие препараты против микозов различной этиологии. В ветеринарии же применение противогрибковых вакцин крайне ограничено, за исключением лишь нескольких стран. России принадлежит мировое лидерство в разработке эффективных вакцин против дерматофитозов, накоплен огромный опыт в этой области, и международное сообщество проявляет к нему пристальный интерес. Так, по приглашению организаторов курсов, автор этих строк представил доклад «Вакцины против дерматофитозов животных». Судя по реакции аудитории, российский опыт в этой сфере был интересен многим зарубежным коллегам. Одновременно стало очевидно - за рубежом мало знакомы с российскими разработками и необходимо активнее освещать данную тему в литературе, как отечественной, так и англоязычной.

Практическая часть курсов была не менее насыщенной. На занятиях были подробно рассмотрены все этапы диагностики микозов – начиная от техник микроскопии и заканчивая количественным определением чувствительности (МПК) грибов к антмикотикам. Много внимания было уделено идентификации культур грибов, что является одним из ключевых показателей компетентности микологической лаборатории. Проф. De Hoog ознакомил слушателей с электронной версией своего великолепного определителя Atlas of clinical fungi. Большой интерес вызвали современные методы микроскопии с использованием люминесцирующих агентов – они позволяют качественно повысить точность диагностики микозов. Еще один аспект диагностики – гистологические исследования, применяемые в повседневной практике очень ограниченно, однако обладающие большой диагностической ценностью. Информативным методом диагностики является анализ грибных биомаркеров, особенно при аспергиллезе и кандидозе.

Конечно, спектр охваченных на курсах вопросов был гораздо шире. Огромная польза данных курсов в том, что они представили, так сказать, панорамный взгляд на ветеринарную микологию; продемонстрировали, насколько широка данная область; как разнообразен спектр болезнетворных грибов и вызываемых ими патологий; как непредсказуемо грибы могут влиять на благополучие животных и человека.

Image

Прошедшие курсы – наглядное практическое свидетельство ренессанса ветеринарной микологии. Помимо ценных навыков и информации, они предоставили возможность прямого общения с зарубежными коллегами, что очень важно для обмена опытом, научного сотрудничества. Генеральный секретарь ISHAM Peter Donnelly, редактор журнала Medical Mycology Ilse Jacobsen, руководители Рабочей группы по ветеринарной микологии проф. Jacques Guillot и д-р Amir S. Seyedmousavi – все они призывали к сотрудничеству, которое будет способствовать взаимному профессиональному обогащению и развитию ветеринарной микологии.

В заключении хотелось бы искренне поблагодарить организаторов курсов, замечательных лекторов и гостеприимный университет Радбоуд. Все вместе они сделали действительно важное, полезное дело, которое, хочется надеяться, будет иметь дальнейшее продолжение. 

Автор (ы):  Р.С. Овчинников, кандидат биологических наук

Источник статьи: http://vetpharma.org/articles/70/2364/