Главная arrow Новости науки arrow Бессимптомное миконосительство и его значение в распространении дерматофитозов животных и человека  
Thursday, 21 September 2017
Бессимптомное миконосительство и его значение в распространении дерматофитозов животных и человека Версия для печати
Wednesday, 20 November 2013
Автор (ы):  М.Г. Маноян, Р.С. Овчинников, А.Н. Панин, ФГБУ «ВГНКИ»
Журнал: VetPharma №3 - 2012


Введение

Дерматофитозы (трихофития и микроспория), несмотря на современные достижения медицинской и ветеринарной микологии, по-прежнему широко распространены как среди людей, так и домашних животных.

Основной резервуар грибов-дерматофитов и важнейший вектор распространения дерматофитозов – домашние животные. Заражение человека в подавляющем большинстве случаев происходит от животных, в то время как передача инфекции от человека к человеку наблюдается довольно редко [1]. Заболеваемость дерматофитозами людей и животных находится в теснейшей взаимосвязи и эффективная борьба с этими заболеваниями возможна только при объединении усилий медицинских и ветеринарных служб.

Источником заражения человека являются не только больные животные с клинически выраженным дерматофитозом. Существенную эпидемиологическую опасность представляют также клинически здоровые животные, являющиеся скрытыми (бессимптомными) носителями грибов-дерматофитов. Животные-миконосители создают угрозу заражения для человека, других домашних животных, а также контаминируют спорами возбудителя объекты окружающей среды. Проблема бессимптомного миконосительства (БМ) животных в настоящее время практически выпала из поля зрения специалистов-микологов, однако без ее решения невозможно добиться полного эпидемиологического и эпизоотологического благополучия по дерматофитозам.

 Характеристика бессимптомного миконосительства

БМ - состояние, при котором покоящиеся споры патогенных грибов (дерматофитов) находятся на кожном покрове животного, не проявляя инвазивных свойств, однако сохраняя свой патогенный потенциал. Хотя инфекционный процесс как таковой при БМ отсутствует, постоянно существует риск перехода возбудителя из покоящейся в активную паразитарную фазу. Пусковым механизмом для этого могут служить травмы кожного покрова, факторы, ведущие к снижению резистентности организма, и т.д. Следует отличать БМ от инкубационного периода и субклинического течения дерматофитоза. При БМ споры гриба на кожном покрове могут оставаться в покоящемся состоянии неопределенно долгое время.

Среди видов дерматофитов, обнаруживаемых на кожном покрове животных, доминирующую роль занимают зооантропофильные виды, представляющие опасность для человека. Microsporum canis может присутствовать на кожном покрове кошек, собак, лошадей, пушных зверей. Trichophyton mentagrophytes обнаруживается у собак, грызунов, пушных зверей, лошадей; T. verrucosum - у крупного и мелкого рогатого скота. Патогенный для человека M. gypseum встречается на шерстном покрове лошадей и собак. Кроме того, животные могут являться носителями антропофильных видов дерматофитов. В частности, T. rubrum был выделен с кожного покрова кошек [2].

Большинство животных, окружающих человека, представляют потенциальный риск в качестве источника заражения дерматофитозом. Наибольшую эпидемиологическую опасность представляют домашние животные-компаньоны (собаки, кошки, реже грызуны), имеющие наиболее длительные и тесные контакты с людьми. Спортивные животные (прежде всего лошади) также могут являться источником заражения для человека, особенно на фоне растущей популярности конного спорта. Сельскохозяйственные животные (крупный и мелкий рогатый скот), пушные звери (песцы, норки, кролики, нутрии и т.д.) являются основными резервуарами грибов-дерматофитов в сельской местности.

БМ во многом обусловлено широким распространением грибов-дерматофитов во внешней среде. Этому способствует устойчивость дерматофитов к воздействию внешних неблагоприятных факторов, антропогенное загрязнение окружающей среды, смягчение климатических условий в средней полосе, а также социальные факторы (например, антисанитарные условия содержания домашних животных).

 Пути инфицирования животных и распространенность БМ

Учитывая широчайшее распространение дерматофитов во внешней среде, пути инфицирования здоровых домашних животных могут быть самыми разнообразными, а именно: при непосредственном контакте с больным животным или миконосителем; через почву или через загрязненные почвой предметы (обувь, одежда, инвентарь и т.д.); через средства ухода за шерстью и зооинвентарь (щетки, триммеры, ошейники, сумки-переноски и т.д.); через предметы быта и домашнего обихода (ковры, мебель, одежду, белье и т.д. и т.п.), а также через воздух.

Таким образом, практически любое домашнее животное потенциально имеет риск стать бессимптомным миконосителем. Вместе с тем под воздействием ряда факторов вероятность возникновения БМ многократно повышается. Среди таких предрасполагающих условий следует выделить: неудовлетворительные санитарно-гигенические условия содержания животного; загородное (надворное, выгульное) содержание; контакты с бродячими и дикими животными; скученное содержание животных (в т.ч., в зоомагазинах, в питомниках, у заводчиков и т.д.); активная племенная работа; мероприятия с массовым скоплением животных (выставки собак и кошек, соревнования с участием животных, перевозки и т.д.); отсутствие микологического контроля выздоровления при терапии дерматофитозов в повседневной ветеринарной практике (животное после клинического излечения дерматофитоза остается скрытым миконосителем).

Приведенные выше факторы обуславливают широкое распространение БМ среди животных, находящихся в контакте с человеком. По данным зарубежных авторов [2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12], количество животных-миконосителей среди кошек составляет от 2,1 до 88,4% (см. рис. 1), среди собак – от 2,6 до 66,7% (см. рис. 2), среди крупного рогатого скота – от 34,8 до 80,4% (см. рис. 3).

Распространенность БМ среди домашних животных на территории РФ практически не изучалась.

 Влияние БМ животных на эпидемиологию дерматофитозов

Животное-миконоситель создает непосредственную угрозу заражения контактирующих с ним людей, является постоянным источником контаминации окружающей среды спорами дерматофитов, из-за чего в месте содержания животного фактически создается стационарный очаг инфекционного заболевания [13]. Установлено, что заболеваемость дерматофитозами в семьях, где содержатся животные, на 60-70% выше, нежели в семьях, не имеющих животных [14]. Наибольшую опасность животные-миконосители представляют для детей, так как именно дети имеют наиболее тесные и длительные контакты с домашними животными [15].

С точки зрения эпидемиологического процесса, для заражения человека большую угрозу представляют животные-миконосители, нежели животные с клинически выраженным дерматофитозом. При наличии клинических признаков владелец, как правило, обращается за ветеринарной помощью, при постановке диагноза назначается лечение и проводится комплекс санитарно-гигиенических мероприятий. В случае БМ никаких терапевтических и санитарно-гигиенических мер не принимается, что ведет к длительному бесконтрольному распространению инфекционного агента. Дерматофитоз может проявиться у владельца животного, в то время как само животное-миконоситель будет оставаться клинически здоровым. В дерматологической практике нередко дерматофитоз первоначально диагностируют у владельца животного при его обращении с жалобами на кожные поражения и лишь после этого выясняется источник заражения – домашнее животное-миконоситель [16].

Широкое распространение БМ среди животных отражается на эпидемиологии дерматофитозов людей и приводит к преобладанию в этиологической структуре зоофильных видов над антропофильными. Эта тенденция наблюдается как в РФ, так и в зарубежных странах. Так, в Москве микроспория составляет 95,3% от всех случаев дерматофитозов [17]. В странах Европы заболеваемость микроспорией за последние годы резко увеличилась, приобретя масштабы серьезной эпидемиологической проблемы [18].

В Башкортостане и Узбекистане в структуре дерматофитозов доминирует зоонозная трихофития [19, 20]. В Японии, по данным I. Takahashi [21], доминирующую роль в этиологии дерматофитозов занимает вид T. mentagrophytes, который до 1980 г. в этой стране практически не встречался. Его распространение связывают с домашними животными-компаньонами. Трихофития, вызываемая T. Verrucosum, регистрируется не только среди сельского населения, но и в городах.

Растущее распространение зоонозных дерматофитозов многие авторы справедливо связывают с недостаточной эффективностью ветеринарного надзора.

 Выявление и борьба с БМ животных

Скрытый характер БМ обуславливает трудности, связанные с его выявлением у домашних животных. Животное-миконоситель не имеет видимых клинических проявлений, а экспресс-методы диагностики дерматофитозов (люминесцентный тест, прямая микроскопия) не пригодны для выявления БМ. Обследования животных на наличие БМ могут проводиться лишь в специализированных микологических лабораториях при условии правильного отбора патматериала и наличия селективных питательных сред. Проведение подобных анализов в настоящее время возможно лишь при добровольном обращении владельцев животных или по рекомендации ветеринарного специалиста. Однако учитывая крайне низкую осведомленность населения и специалистов в данном вопросе, обследования животных на наличие БМ проводятся крайне редко, и, как правило, лишь в тех случаях, когда в семье, где содержится животное, уже диагностирован дерматофитоз у одного из членов [22]. С профилактической целью анализы на выявление бессимптомного миконосительства у животных практически не проводятся.

Проблематичной является также и борьба с бессимптомным миконосительством. Существующие вакцины против дерматофитозов создают у животных устойчивость к заболеванию, однако они не способны предотвратить возникновение миконосительства. Элиминация спор грибов-дерматофитов с кожного покрова может быть достигнута путем обработки всей поверхности тела животного антифунгальными препаратами в форме шампуней, гелей, однако в ветеринарии ощущается острый дефицит подобных средств. Медикаментозная обработка должна сопровождаться мероприятиями по дезинфекции помещения, где содержится животное, предметов домашнего обихода, зооинвентаря.

Обеспечение эпидемиологического благополучия населения по дерматофитозам невозможно без принятия комплексных мер по борьбе с бессимптомным миконосительством у животных. Первостепенное значение в этом аспекте имеют профилактические мероприятия, направленные на пресечение возможных путей распространения миконосительства. Целесообразно введение обязательного микологического контроля животных на миконосительство при проведении кинологических и фелинологических выставок (где чаще всего происходит инфицирование животных), при межрегиональных перевозках, при продаже животных через зоомагазины, клубы и питомники. Также аналогичный контроль необходим для животных, содержащихся на базе спортивных, образовательных, развлекательных и иных учреждений, где предполагается регулярный контакт животных и людей.

Существующая в настоящее время система ветеринарных паспортов не предусматривает контроль микологического статуса животного, что на наш взгляд является серьезным упущением. В результате даже животные, приобретаемые в респектабельных зоомагазинах и клубах и имеющие все необходимые ветеринарные свидетельства, могут являться источником заражения дерматофитозами для своих владельцев и членов их семей. Внедрение «микологических сертификатов» (в дополнение к существующим ветеринарным паспортам), предусматривающих периодические освидетельствования животных на наличие миконосительства в специализированных лабораториях, могло бы стать эффективным методом пресечения распространения дерматофитозов среди людей и животных.

Важную роль играет информационно-разъяснительная работа с владельцами животных в области микологических факторов риска. Такая работа может проводиться как через СМИ, так и через органы медицинских и ветеринарных служб. Как показывает опыт медицинских микологов в данной области (проекты «Горячая линия», Gribok.ru), информационные технологии способны принести существенную пользу в борьбе с социально-значимыми микотическими заболеваниями.

Проблема бессимптомного миконосительства животных заслуживает самого пристального внимания, как один из важнейших векторов распространения дерматофитозов. Для решения этой социально-значимой проблемы большое значение имеет взаимодействие научных организаций, медицинских и ветеринарных служб, представителей административных структур.

 Литература

  1. Weitzman J., Summerbell R.C. The dermatophytes. Clin. Microbial. Rev. 1995; 8(2): 240-259.
  2. Moriello K. DeBoer D. Fungal flora of the coat of pet cats. Am. J. vet. Res. 1991; 52(4): 602-606.
  3. Patel A., Lloyd D., Lamport A. Survey of dermatophytes on clinically normal cats in the southeast of England. J. small anim. Pract. 2005; 46(9): 436-439.
  4. Caretta G., Mancianti F., Ajello L. Dermatophytes and keratinophilic fungi in cats and dogs. Mycoses 1989; 32(12):620-626.
  5. Ali-Stayeh M., Arda H., Hassouna M. Keratinophilic fungi on the hair of cows, donkeys, rabbits, cats and dogs from the West Bank of Jordan. Mycopathologia 1988; 104(2): 109-121.
  6. Woodgyer A.J. Asymptomatic carriage of dermatophytes by cats. New Zealand Vet. J. 1977; 25(3):67-69.
  7. Zaror L., Fischmann M., Borges A. The Role of Cats and Dogs in the Epidemiological Cycle of Microsporum canis. Mycoses1986; 29(4):185 – 188.
  8. Komarek J, Wurst Z. [Dermatophytes in clinically healthy dogs and cats] Vet Med (Praha) 1989; 34(1):59-63
  9. Ryu H., Jang Q., Kim J. Survey of the canine dermatophytes in eastern area of Kyongbuk. Korean . vet. Serv. 2000; 23(1):71-76.
  10. Atesa A., Ilkita M., Ozdemirb R. Ozcana K. Dermatophytes isolated from asymptomatic dogs in Adana, Turkey: A preliminary study. Journal of Medical Mycology 2008; 18(3):154-157.
  11. Papini R, Nardoni S, Fanelli A, Mancianti F. High infection rate of Trichophyton verrucosum in calves from Central Italy. Zoonoses Public Health 2009; 56(2):59-64.
  12. Takatori K, Takahashi A, Kawai S, Ichijo S, Hasegawa A. Isolation of Trichophyton verrucosum from lesional and non-lesional skin in calves. J Vet Med Sci 1993; 55(2):343-344
  13. Mancianti F., Nardoni S., Corraza M. Environmental detection of Microsporum canis arthrospores in the households of infected cats and dogs. J. feline med. Surg. 2003; 5(6):323-328.
  14. Katoh T., Sano T., Kagawa S. Isolations of dermatophyte from clinically normal scalps in M. canis infections using the hairbrush method. Mycopathologia 1990; 112(1):23-25.
  15. Beck W., Clark H. Zoophilic dermatophytes as epizoonoses pathogens and their significance to dermatology. Hautarzt 1998; 49(6):457-461.
  16. Рукавишникова В.М., Козюкова О.А. О микроспории у взрослых. В кн.: Успехи медицинской микологии. М.: Национальная академия микологии 2006; 8: 210-212.
  17. Курбатова И.В., Кириллова Н.Н. Анализ данных возбудителей дерматомикозов в Москве в 2008 г. Иммунол. Аллергол. Инфектол. 2009; 2:80-81.
  18. Seebacher C., Bouchara J., Mignon B. Updates on epidemiology of dermatophyte infection. Micopathol. 2008; 166(5-6):335-352.
  19. Султанбаева А.Ю., Латыпов А.Б., Хисматтулина З.Р. Эпидемиология зооантропонозной трихофитии в республике Башкортостан. В кн.: Успехи медицинской микологии. М.: Национальная академия микологии 2005; 6:59.
  20. Хамидов Ш.А., Валиханов У.А., Пакирдинов А.Б. Динамика заболеваемости дерматомикозами (кроме микоза стоп) и их структура в андижанской области за последние 10 лет. В кн.: Успехи медицинской микологии. М.: Национальная академия микологии 2006; 8:17-18.
  21. Takahashi I. Current types of human dermatophytoses transmitted from animals. Nippon Ishinkin Gakkai Zasshi 2003; 44(4):245-247.
  22. Богуш П.Г., Лещенко В.М., Бондарев И.М. Мониторинг – метод объективной оценки эпидемиологической ситуации по трихофитии в городе Москве. В кн.: Успехи медицинской микологии. М.: Национальная академия микологии 2006; 8:5-6.

Оригинал статьи: http://vetpharma.org/articles/70/2190/

 
< Пред.   След. >
Мы в соцсетях
Лабораторные микологические исследования
Image   













Image







Image







Image







Image







Image







Image